ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРЕПАРАТАМИ ПО РЕЦЕПТУ

«Я дала своему другу двойную дозу таблеток „Зипрекса“, и он умер от этого препарата. Нет ничего хуже, чем знать, что твой друг умер от того, что ты дал ему таблетки, о которых ты мало знал» Лиза.

«Я поняла, что начала принимать „Ксанакс“ регулярно. Чтобы бросить его принимать, я оставила работу. Не зная о том, что я уже находилась в зависимости, я резко бросила, и у меня началась ломка. Четверо суток я не могла встать с постели. Я не спала и не ела. Меня рвало. У меня были галлюцинации. Где-то на третий день после того, как я перестала принимать „Ксанакс“, у меня пропала координация движений и чувство равновесия, и я начала натыкаться на предметы вокруг ...Примерно на четвёртый день, когда у меня появилось такое ощущение, будто меня скручивает, я по-настоящему испугалась» Полина.

Мой друг подсадил меня на окси. Я начала с таблеток по 40 мг., через пару месяцев я дошла до 60 мг. К этому моменту я по-настоящему попала в зависимость от этого препарата и начала жевать таблетки, чтобы „оторваться“ поскорее и чтобы не почувствовать себя плохо. Как только я просыпалась утром, надо было сразу принять одну, иначе мне становилось плохо. Другую — перед обедом. Потом ещё пару во второй половине дня и вечером. Я знала, что я подсела, потому что мне нужно было принимать эти таблетки, чтобы жить. Без них я чувствовала себя ужасно. Не только физически; я также не могла общаться с людьми или делать что-то в жизни. Затем я дошла до 80 мг., и мир вокруг меня начал рушиться. Я стала красть у каждого, с кем я была знакома, чтобы получить свою дозу...» Шура.

«Мой мозг как будто умоляет меня принять ещё этих таблеток. То, что я испытываю без них, просто невыносимо…Мне нужна помощь, чтобы пройти через это отвыкание от эффексора. Я настолько подавлена, что начала резать себе руки, и я даже не знаю, зачем. Также у меня каждые несколько часов галлюцинации, я вижу какие-то вещи — вот только сегодня я видела, как кровь текла по стене моей комнаты» Рене.

«Я стал мочиться с кровью, я чувствовал себя больным…Моё тело ослабло…Я отказался от всего, потому что был помешан на приёме наркотиков…Всё, что меня занимало — это получить кайф… Я думал, я приму корицидин ради развлечения и что это не страшно. Я даже предположить не мог, что привыкну…Мне уже никогда не вернуть то время. Если бы я мог стереть это и заставить исчезнуть, я бы так и сделал» Чарли.

«Я понял, что моё пристрастие к „скорости“ и зависимость начались с риталина. Сначала я принимал его только по выходным, потом — каждый день. Я дошёл до того, что три раза украл выписанные таблетки и потом врал, что мне этого лекарства ещё не давали…Мой первый „кутёж“ длился три дня, и я испытал все прелести отсутствия сна.

У меня начались галлюцинации: птицы летали у меня над головой, я чувствовал присутствие людей в одной комнате со мной, хотя был один, и у меня началась паранойя. Я за неделю выпивал все таблетки декседрина, которые получал по рецепту мой друг. Потом я снова вернулся к риталину, и понеслось....

Я очень мало чего помню из выпускного класса. Большую часть времени я провёл в бессвязном параноидальном ступоре. Но я хорошо помню всепоглощающую депрессию и неспособность понять, из-за чего у меня дела в школе идут хуже некуда. ...Я еле-еле смог закончить школу, и у меня не было абсолютно никаких планов поступления в институт.

Буквально в последний момент я поступил в местный институт. Я мог продержаться без наркотиков всего около 17 дней, после чего потребность в „скорости“ становилась непреодолимой. Как только я начал принимать их снова, я перестал ходить на занятия. Я был настолько подавлен, что мне было всё равно. Я походил в институт неделю, и был с позором отчислен» Саня.